Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

eg

Про телевизоры в ресторанах


Иллюстрация Екатерины Матвеевой

«Ненавижу, хоть это и сильное слово, телевизоры в ресторанах. А их все никак не уберут и даже во вновь открывающихся заведениях зачем-то продолжают вешать в самых неожиданных, неподходящих и труднодоступных для выключения местах… Так вешать, что они всегда маячат перед глазами.

Я не имею в виду телевизоры в барах или каких-нибудь трактирах, где мужики периодически собираются посидеть, выпить и посмотреть футбол или бокс. Я не имею в виду сугубо спорт-бары. Я имею в виду кафе и рестораны.

Когда-то, уже довольно давно, практически во всех заведениях, которые мнили себя модными, появились телевизоры. Это случилось тогда, когда телевизоры стали плоскими, легкими и большими. Почему рестораторы стали это делать, не знаю. Видимо, посчитали, что дорогой новый телевизор — это явный признак богатства, роскоши, современности и новизны. Эти времена давно прошли, а телевизоры остались.

Я всегда прошу, а порой и требую, чтобы телевизор, попадающий в поле моего зрения в ресторане, обязательно выключили. Но это часто невозможно. Официанты говорят мне, что пульт у них отсутствует, а руководство запрещает выключать сей элемент дизайна и убранства. В этом случае приходится искать такое место за столом, чтобы не видеть телевизор. Но, к несчастью, в ресторанах, как правило, экранов несколько и они, зараза, лезут в глаза в любом месте».

Читать статью целиком на insider.moscow.

eg

Отрывок из аудиокниги "Реки"



"В конце марта или в первых числах апреля лед на нашей реке взрывают, чтобы он сошел раньше и не было уж совсем сильных паводков. Мы пошли на мост, потому что кто-то сказал, что лед утром взорвали.

Мы стояли на мосту и смотрели вниз. Народу было много. Ледоход так шумел под нами, что приходилось кричать. Огромные темные куски льда быстро ползли, раскалывались о каменные опоры, казалось, что мы стояли на носу ледокола, который шел вперед и колол арктический лед. Зрелище было столь завораживающим, что мы смотрели и смотрели. И еще где-то в глубине души я хотел, не надеялся, а именно хотел увидеть, как ледоход закончится. И я даже пытался представить себе, как вдалеке блеснет чернота открытой и свобод-ной ото льда воды и последние льдины проползут под мостом и потом скроются вдали.

День был солнечный и ветреный, такой день, когда можно зайти за угол дома, спрятаться от ветра, прижаться спиной к чуть-чуть согретой солнцем стене и почувствовать всем сердцем радость прихода весны и тепла... Стоять, жмуриться и улыбаться. Причем улыбаться такой улыбкой, какой улыбается солнышко на детских рисунках. Я, когда был маленький, как и все, рисовал солнцу глаза, нос и рот... И солнце всегда улыбалось.

День был солнечный, и я то снимал шапку, то надевал ее снова. И вдруг выронил ее, и она полетела вниз. Мост, который якобы построили пленные японцы, высокий- высокий. Шапка летела вниз долго и упала на льдину. Льдина скользнула под мост, я перебежал на другую сторону и долго смотрел, как уплывала на льдине моя шапка. Лед трещал, ломался, было так много движения, и картина ледохода беспрерывно менялась, но я долго видел, как крохотным черным пятнышком уплывала по реке моя старая шапка. Как страшно было видеть, как, привычный и родной мне, такой простой предмет, моя шапка, вдруг стал частью мощной стихии.

Меня поругали за шапку, весну я доходил в лыжной шапочке, я дальше уже не помню точно... Только роди- телям я не рассказал, что случилось, просто сказал, что шапка пропала в школе, и все. Про ледоход я не стал говорить. Опасался".
Отрывок из книги "Реки"

"И было сказано". Рассказ

И было сказано.

Когда я первый раз был за границей, а потом и во второй раз, я сильно удивлялся простым вещам. Я тогда побывал не только в городах, но и в глубинке. Да что там, в глубинке! Я побывал в немецкой, а потом и в бельгийской деревнях, про такие деревни у нас говорят: глухая деревня. Меня там удивили не чистота и не организация сельского труда, и даже не красота ухоженных полей и старинных деревенских построек. Меня всё это не удивило, а восхитило.
Ещё меня позабавило то, что бельгийские фермеры, а по сути крестьяне, с большими чёрными руками, два мужика, от которых сильно пахло соляркой и навозом… Звали их Жан-Мишель и Антуан. Так вот, два этих мужика говорили по-французски и за обедом препирались, какое лучше пить вино Кот дю-Рон или Бордо. В итоге пили Бордо. Всего одну бутылочку вина на троих (я тоже пил) не больше. Пообедали, выпили и разъехались на тракторах по полям. Это меня позабавило. Но вот удивило другое.
Collapse )